News24UA - новости Украины, новости политики, самые свежие новости экономики, общества и криминала Новости сегодня в Украине  Верховная Рада Украины, новые законопроекты, комментарии украинских политиков и парламентариев, Новости криминала, новости Украины, новости украины сегодня, последние новости украины, новости часа, новости дня, новости онлайн, последние новости в украине

ЭКОНОМИКА

Поднятый в конце июня 2016 года на последнем саммите ЕС премьер-министром Нидерландов Марком Рютте вопрос о необходимости внесения корректировок в соглашение об углубленной ассоциации дает повод рассмотреть некоторые итоги «льготного» режима торговли Украины с ЕС.

Напомним, что в мае 2014 году ЕС установил «Автономные торговые преференции» (АТП) для Украины. Сделано это было Евросоюзом с целью приободрить население Украины и ее новые власти, пришедшие к кормилу в результате февральского переворота. АТП был предоставлен Украине досрочно еще до формального подписания соглашения об ассоциации и тем более вступления его в силу с 1 января 2016 года. Но и, помимо этого, от АТП ждали ободряющих результатов не только в свете политики, но и экономики.

В рамках АТП ЕС устранил большинство импортных тарифов для украинских товаров, пустив их на свой рынок. Самое значительное снижение тарифов коснулось продукции украинского сельского хозяйства и текстильной промышленности. Если до введения режима автономных торговых преференций средний тариф для украинского экспорта в Европу составлял 4,5%, то после мая 2014 года — 0,9%.

Однако не будем забывать, что сам АТП был достаточно относителен, поскольку основная часть экспортного потока в ЕС для Украины после введения АТП и соглашения об ассоциации контролировалась посредством квот. Размер этих квот таков, что, например, в 2016 году они были выбраны украинскими экспортерами уже в первый квартал. Кроме того, продолжают действовать и другие ограничения, связанные с европейскими стандартами продукции.

Уряд Володимира Гройсмана готує підписання Меморандуму з МВФ про співпрацю, згідно якого за виконання певних умов Україні нададуть кредитні кошти.

Вчора на телеканалі NewsOne у програмі “Правда Ляшка” її ведучий, лідер Радикальної партії Олег Ляшко частково оприлюднив дані з Меморандуму із Міжнародним валютним фондом.

В редакцію ІНФОРМАТОРа потрапив повний текст меморандуму між Україною і МВФ, згідно якого на українців очікують невтішні реформи влади:

– підвищення пенсійного віку та скороченням видатків на пенсійне забезпечення,

– запровадження обігу сільгоспземлі та скасування мораторію на продаж землі,

– скорочення видатків на освіту за рахунок закриття шкіл,

– скорочення на 10% медичного персоналу по країні,

– скорочення видатків на культуру та пільгові транспортні перевезення,

– чергове підвищення тарифів на газ та теплопостачання з 1 жовтня 2016 року,

– скасування спрощеного режиму оподаткування для малого та середнього бізнесу та мораторію на проведення перевірок.

(Текст Меморандуму):

Україна: Лист про наміри

Київ, [..] травня 2016 р.

Пані Крістін Лагард

Директору-розпоряднику
Міжнародного валютного фонду

Вашингтон, ОК, 20431

Когда Михаила Саакашвили назначили на пост губернатора Одесской области на Украине, бывший президент Грузии постоянно упоминал Владимира Путина. Реформы на Украине и попытки реформ в русскоязычной Одессе были частью большого плана выступить против Кремля и показать, что на постсоветском пространстве русские и украинцы могут измениться и выгнать коррумпированные элиты, а также продвигать демократические ценности.

Прошел год, и Саакашвили все еще говорит о Путине в растянувшемся до ночи интервью в своей резиденции на окраине Одессы. Но, помимо российского президента, сокрушившего грузинскую армию Сааакашвили в краткосрочной войне летом 2008 года, губернатор крайне отрицательно отзывается и о человеке, назначившем его на эту должность — о президенте Украине Петре Порошенко.

С точки зрения Саакашвили наступает критическое время решать, относится Порошенко к проблеме или к решению проблемы. В прошлом месяце он провел пресс-конференцию, в ходе которой обвинил Порошенко в том, что тот не выполнил ни одного обещания, данного после революции 2014 года.

«На протяжении долгого времени Порошенко был очень гибким, — сказал Саакашвили в беседе с The Guardian на беглом английском языке с легким акцентом, выученном во время учебы в США. — С реформистами он говорил на языке реформ. С теми, кто предпочитал старый режим, он находил способ вести дела. Сейчас он привел к власти правительство, не имеющее никакого видения реформ».

Когда в минувшую среду, 18 мая, в Киеве закончила свою работу очередная миссия Международного валютного фонда, итоговое заявление её главы Рона ван Рудена не просто слушали. Ему внимали. Очень уж многое зависит в сегодняшней Украине от результатов и оценок этой самой миссии, работавшей в рамках второго пересмотра программы расширенного финансирования EFF (Extended Fund Facility).

К глубокому сожалению особенно нетерпеливых, ван Руден, возглавляющий с ноября 2015-го наш беспокойный украинский сектор, был деловит и сух. И по-западному, весьма обтекаем в суждениях. Похвалил украинское руководство за прогресс для достижения будущей экономической стабильности, не вдаваясь в объяснение, что сегодня для украинской экономики наиболее стабильно — какое-то развитие, стагнация или таки глубокий кризис. Напомнил об обязательности осуществления различных структурных реформ и институциональных преобразований. В который раз строго сделал логическое ударение на необходимости неукоснительной борьбы с коррупцией и повышении дальнейшей прозрачности действий украинских властей.

О самом же главном, чего так ожидало всё истомившееся большинство ожидающих, сказал даже не сам руководитель миссии, а официальный представитель МВФ Джерри Райс. Тот был ещё более краток, но чуть конкретен: объединения третьего и четвёртого траншей Фонда в рамках очередного пересмотра расширенного финансирования не будет. Решение о выделении третьего транша в $ 1,7 млрд. будет принимать совет директоров МВФ в июле месяце. Для положительного решения по данному вопросу, от Украины ожидают выполнения ещё целого ряда условий. Пока составляют список.

А вы помните, за какую именно Украину «свободный западный мир» боролся во время эпопеи с «евроассоциацией»?

Ту Украину довольно полезно сравнить с территорией, носящей это название сейчас.

По сути – это две разные Украины.

После провала и кризиса 2009 года ВВП Украины по 2013 хоть медленно, но довольно уверенно рос. Так, в 2013 году ВВП будущей «территории 404» был равен 182 млрд. долларов, занимал худо-бедно 55-е место в мире и был на одном уровне, допустим, с ВВП Новой Зеландии и Румынии.

У страны была более-менее устойчивая валюта, вменяемая покупательная способность населения, намечались даже некоторые «точки роста»: в металлургии, в частности, в перерабатывающей промышленности, даже в моторостроении.

В традиционном сельском хозяйстве, и переработке сельхозпродукции, наконец.

И вот именно за этот «рынок» и боролся в «майданный период» условный запад: за государство со стабильной экономикой, относительно устойчивой политической системой, развитой промышленностью, более-менее платежеспособным и даже где-то зажиточным населением.

За это, в общем-то, стоило бороться.

Особенно если учитывать тот факт, что на тот момент территория Украины рассматривалась как естественный транзитный коридор и своеобразная «перевалочная база» между богатейшими европейскими и евроазиатскими рынками.

А теперь взглянем на то, что у Запада на руках сейчас.

Это уже теперь не просто «совсем другая история» и другая реальность, это в буквальном смысле этого слова насмешка над ожиданиями «евроинтеграторов».

Транзитное значение Украина по факту утратила сразу же после «подписания соглашения о евроинтеграции»: как выяснилось, Россия оказалась немножко против образования гигантского торгового офшора на своих юго-западных границах.

Необратимо разрушена тяжелая промышленность, резко упал ВВП, перестала быть стабильной валюта, галопом скачет инфляция, стремительно деградируют государственные институты.

И, наконец, самое главное: на этой территории больше невозможно зарабатывать, и это уже совсем безнадежно. Её еще совсем немного можно пограбить, но потом-то все равно придется долго и дорого в данной конфигурации содержать.

И эта идея коллективному Западу уже совершенно не нравится, особенно если учесть историческую перспективу платить, платить и платить. А выход тут только один: проект Украина надо каким-то образом постепенно заканчивать.

И этим объясняется постепенное (чтобы не оставалось впечатления «переобувания в прыжке»), но последовательное охлаждение старших товарищей к Киеву, на которое тот всё активнее жалуется.

Поэтому Киеву больше не дают денег.

Поэтому Киев начинают водить по бесконечному кольцевому «коридору требований» — избавиться от коррупции, сделать власть прозрачнее, усилить независимость судов, и т.д. и т.п. Всё это — обычный способ общения Запада с «чемоданами без ручки», которые и отдавать некому, и тащить неудобно.

Поэтому на вопрос, когда же Запад снова начнёт давать Киеву большие транши, самый вероятный ответ — "никогда".

Дмитрий Лекух

Для получения очередного транша, Украине в ближайшее время необходимо принять 19 законопроектов и ряд непопулярных решений, среди которых — очередной рост тарифов на газ

Весеннее оживление

Не успели в МВФ намекнуть, что собираются в Украину, как власти развернули бурную деятельность. Президент Петр Порошенко заявил, что очень рассчитывает на рассмотрение Верховной Радой законопроектов о сотрудничестве с МВФ уже 21 апреля.

«Надеюсь, что первые законы, направленные на улучшение сотрудничества с МВФ и выполнение обязательств по меморандуму, мы сможем увидеть уже в четверг в повестке дня сессии», — сказал он в ходе заседания Национального совета реформ и добавил: этот вопрос является первоочередным. В администрации президента тоже не дремлют и заявляют о необходимости принятия Верховной Радой 19 законопроектов для сотрудничества с МВФ и пяти — для сотрудничества с ЕС.

«Что касается МВФ: нам необходимо принять 19 законопроектов. Их принятие открывает получение очередного транша от фонда в сумме $1,7 млрд, а также дополнительных гарантий правительства США еще на $1 млрд», — цитируют СМИ замглавы администрации президента Дмитрия Шимкива.

Кстати, до конца 2016 Верховной Раде придется принять 129 законопроектов, дабы выполнить все обязательства перед МВФ и Евросоюзом.

 

Мировая экономика приближается к точке, которая по мнению политических деятелей разных стран, может оказаться опасным поворотным моментом, поскольку народные выступления в США и Европе угрожают разрушить альянсы, которые формировались и укреплялись на протяжении нескольких десятилетий и которые позволили наладить механизмы свободной торговли и расширить экономические связи между различными странами.

Напряженность достигла точки кипения в Великобритании, где через два месяца должен пройти референдум по вопросу о выходе из состава Евросоюза. Международный валютный фонд, который в эти выходные завершил свои ежегодные заседания в Вашингтоне, предупредил, что выход Великобритании из ЕС — это «реальная возможность», которая может положить начало новой эпохе неопределенности и подорвать основы и без того медленного восстановления мировой экономики.

Однако подобные тревоги коснулись не только Соединенного Королевства. Партии, активно выступающие против членства в ЕС, набирают мощь во многих европейских странах, особенно во Франции и Германии, а кандидаты в президенты США Дональд Трамп (Donald Trump) и Берни Сандерс (Bernie Sanders) выступают против подписания Америкой ряда ключевых соглашений.

Масла в огонь подливают производственные рабочие по обе стороны Атлантики, которые ощущают себя выброшенными за борт в результате стремительно растущей международной конкуренции. Их недовольство вылилось в создание политических движений, осуждающих принципы глобализации — свободная торговля и открытые границы — которые называли дорогой к процветанию с момента окончания Второй мировой войны.

«Попытки повернуть время вспять, попытки уцепиться за достижения прошлого приведут к печальным последствиям. Потому что мы не можем этого сделать, — сказал Ганс Тиммер (Hans Timmer), ведущий экономист Всемирного банка по Европе и Центральной Азии. — Если страны сойдут с пути глобализации, мы столкнемся с крайне негативными экономическими последствиями».

10 апреля Арсений Яценюк официально объявил об уходе с поста премьер-министра Украины. К чему пришла страна за 2 года власти Яценюка? Как изменились условия жизни населения после Майдана?

ВВП Украины за это время даже не упал, а можно сказать “пал смертью храбрых”. В 2013 году он составлял $183 млрд и показывал рост около 4%, а в 2014 году Государственная служба статистики насчитала лишь $131 млрд и падение в 28%. В 2015 году этот показатель сократился еще на 10%. А на сегодняшний день, по оценкам киевского экономиста Андрея Блинова, реальный показатель за 2014-2015 год уменьшился почти в два раза и колеблется в районе $80 млрд.

В день назначения Арсения Яценюка премьером (27 февраля 2014 года) доллар на Украине стоил 9,5 гривны, по данным на апрель он вырос уже до 11 гривен. В итоге курс постепенно подобрался к 26 гривнам за доллар. Динамику обесценивания гривны почти в три раза можно назвать коллективной заслугой Арсения Яценюка и Нацбанка Украины.

Рост цен во время Яценюка был таким же рекордным, как и падение национальной валюты. При практически нулевом показателе в 2013 году цены в 2014 году выросли сразу на 25% и еще на 43% в 2015.

МВФ в конце апреля 2014 года утвердил кредитную программу “stand by” (зарезервированный кредит) для Украины в размере $17,1 млрд, которая была рассчитана на два года. В начале мая прошлого года Киев получил первый транш в размере $3,2 млрд, второй в августе – на сумму $1,7 млрд. Получение третьего транша ожидалось в декабре 2015 года, но Украина пока так его и не получила. В результате, к концу 2015 года уровень госдолга Украины составил 91,1% ВВП.

Одно из основных требований МВФ для продолжения кредитования Украины, которое правительство неукоснительно выполняет, – повышение коммунальных тарифов. Цена за электроэнергию, после всех изменений, к 2017 году должна вырасти вдвое. Не менее чем в полтора раза обещают рост тарифов на газ и отопление.

С мая 2014 по май 2015 газ подорожал с 2,95 гривны до 4,1 гривны за кубометр, а в 2016 году его цена была установлена на уровне 7,188 гривен. В разы выросла конечная стоимость коммунальных услуг. Если в мае 2014 года украинцы платили за однокомнатную квартиру 698 гривен, то в мае 2015 цена за услуги ЖКХ подскочили до 1004 гривен.

В 2016 году пройдет запланированное повышение тарифов ЖКХ, в результате горячая вода подорожает на 10,9% до 50 грн/куб. м. Цена за свет существенно поднимется – с 78,9 коп за 1 кВт-ч до 1,29 грн, при использовании объема от 100 до 600 кВт-ч. Но не все так плохо, как кажется на первый взгляд.

Цена на газ для населения Украины будет снижена на 10,4%. Украинцы будут платить меньше на 2,85 гр. зимой и на 6,45 гр. летом. Однако власти решили ввести второй налог – на наличие газовых плит и котлов. Ежемесячно гражданам страны придется отчислять в бюджет 17 и 29 гривен соответственно, даже если они не пользуются газом.

Украина перестала покупать газ у России. Правительство считает это своей победой в борьбе за энергетическую независимость, но при этом власти умалчивают тот факт, что газ, который теперь приходит с запада, это все тот же российский газ, перепроданный Украине европейскими компаниями с наценкой. Результатом украинской “договорной позиции” по энергетическому вопросу стал рост платежей за коммунальные услуги, на фоне их снижения по всей Европе после падения мировых цен на энергоносители.

Существенные изменения произошли и в торговых отношениях Украины с другими странами. Например, в 2014 году экспорт украинских товаров сократился на 14% – до $53 млрд. Но настоящее падение произошло в 2015 году. Украина поставила на внешние рынки на 30% меньше товаров на общую сумму $38 млрд. При этом, благодаря сильному падению импорта, стране удалось выйти на позитивный торговый баланс в $630 млн.

Сегодня объем торговли с СНГ упал в разы: на 36% – с $27 млрд в 2013 году до $18 млрд в 2014, и еще на 62% в 2015 – до $7 млрд. При этом экспорт в Россию упал с $15 млрд до $4 млрд.

Существенно сократилcя торговый оборот со странами ЕС. Но если падение товарооборота с СНГ в 2015 году составило 62%, то в случае с Евросоюзом дело ограничилось 25% при объемах поставок на сумму в $13 млрд.

Как и раньше, основой украинского экспорта остаются металлургия, на которую приходится около половины объема поставок, второе место занимает сельское хозяйство.

Несмотря на все экономические проблемы, стабильной осталась ситуация на рынке труда. По данным Госстата, за 2015 год количество безработных по всей стране составило меньше полумиллиона человек, или около 3% трудоспособных граждан. Однако если считать по методологии Международной организации труда, то показатель безработицы будет равен 10%. В итоге, на 16,5 млн трудоспособных граждан приходится более 1,6 млн безработных.

Статистикой был зафиксирован рост зарплат. Например, в 2014 году средняя зарплата выросла с 3,3 тысяч гривен до 3,5 тысяч, а в 2015 – сразу до 4,2 тысяч. Однако, с учетом инфляции и прочих показателей, реальный рост зарплат прекратился в 2013 году, и уже в 2014 покупательская способность среднестатистического украинца была почти на 10% меньше, чем годом ранее, а в 2015 она сократилась еще на 20%.

Несмотря на крах экономических показателей страны, Яценюк неоднократно убеждал украинцев и Запад в том, что его правительство – наиболее успешное за все последние годы. Однако стоит задуматься, что результатом проведенной экс-премьер-министром политики стал упадок экономики Украины, рост преступности и снижение уровня социальной защиты граждан.

Мечта интегрировать свою газотранспортную систему (ГТС) с европейскими сетями у Украины появилась совсем не вчера, и не после "майдана" - а еще несколько лет назад, в период правления В.Януковича (а скорее - раньше). "Жемчужиной" системы, которая обеспечила бы интерес европейцев, тогда должна была стать система подземных хранилищ газа (ПХГ).

Звучало это всё красиво. Евросоюз озабочен своей энергетической безопасностью, а потому старается увеличить объём своих ПХГ. Но дело это долгое и затратное, а тут "под боком" находятся мощности по хранению в 30 млрд кубометров, как минимум половина из которых Украиной не используется для собственных нужд.

На деле же годы шли, а меры по либерализации газотранспортного сектора "Нафтогаза" и, соответственно, его интеграции с европейскими сетями, продвигались медленно. И за эти годы многое изменилось. В результате, украинские ПХГ сейчас уже выглядят для газотранспортной системы обременением, а не конкурентным преимуществом. Что же произошло?

Во-первых, в ЕС запустили дополнительные собственные ПХГ, в результате сейчас суммарная мощность хранилищ составляет 105 млрд кубометров. На этом фоне, потребление газа в Европе не растёт, как ожидалось, а стагнирует в диапазоне 400-450 млрд кубометров. Поэтому уже сейчас доля мощностей в ПХГ составляет свыше 20% от годового потребления, что является комфортным уровнем.

При этом экономика хранения газа в Европе трещит по швам. Напомним, что операторы ПХГ зарабатывают на разнице "зимних" и "летних" цен на газ. Но из-за суммы факторов (снижение спроса на газ, пока сохраняющийся избыток экспортных трубопроводов и терминалов по приему СПГ, контрактов на поставку, появление новых хранилищ) летние и зимние цены на газ сейчас оказываются практически одинаковыми.

Украинская атомная энергетика практически полностью связана с российским атомным комплексом. Все 4 станции с 15 энергоблоками оборудованы реакторами производства РФ ВВЭР-400 и ВВЭР-1000. До 2011 г. все ядерное топливо поставлялось из России компанией ТВЭЛ. Но тренд «гэть від Москви» в полной мере коснулся и этой отрасли, которая на протяжении многих лет в ущерб безопасности подвергается жестоким и опасным экспериментам.

С момента обретения независимости украинский «мирный атом» сразу же стал подвергаться давлению со стороны США, которые ставили перед собой цели избавиться от конкурента и вытеснить РФ с украинского рынка ядерных материалов. Ярким примером может служить история со срывом контракта харьковского «Турбоатома» по строительству АЭС в Бушере. В 1997 г. «Турбоатом» подписал контракт на проектирование турбины для поставки на Бушерскую АЭС комплекта из двух тихоходных турбин мощностью по 500 МВт.

Стоимость работ составляла 80 млн. долл. Под давлением Вашингтона Л.Кучма приказал предприятию отказаться от заказа в обмен на обещания США поддержать присоединение Украины к Режиму контроля за ракетными технологиями, заключение американо-украинского соглашения о сотрудничестве в области атомной энергии и инвестиции частного американского бизнеса в промышленность Харьковской области.

Нужно ли говорить, что «Харьковская инициатива», как назвали этот пакет обещаний, полностью провалилась? В 2001 г. премьер-министр Украины А.Кинах признал крах проекта, а Л.Кучма назвал бушерскую историю одним из самых болезненных уроков своего президентства.

Прямые же потери «Турбоатома» составили 5,1 млн. долл., потраченных на разработку и проектирование турбины, потенциально упущенная выгода – около 80 млн. долл. «Турбоатом» потерял 25-30% общего объема заказов. Его руководство также рассчитывало, что в будущем число энергоблоков в Бушере может быть увеличено до четырех, а поэтому заявляло, что упущенная потенциальная выручка предприятия составила около 260 млн. долл. Кроме того, пострадали и смежники, недополучившие на поставках деталей и компонентов для «Турбоатома» около 90 млн. долл. «Турбоатом» не только «потерял» контракт, но и место во вновь создаваемой цепочке предприятий по производству оборудования для строительства АЭС на основе реактора ВВЭР-1000.

Пользуясь марионеточным характером нынешней украинской власти, США предпринимают новые атаки на уникальное предприятие. Принадлежащий на 75% государству. «Турбоатом» был включен правительством А.Яценюка в план приватизации. Против продажи стратегического завода выступил его директор В.Субботин, что повлекло за собой попытку уволить бессменного руководителя предприятия со стороны А.Яценюка. А буквально через неделю в Харьков явился П.Порошенко в сопровождении посла США Дж.Пайетта, вооруженного новой горой обещаний и проектов.

Так, «Турбоатом» и американская компания Holtec намерены освоить совместное производство турбин малой мощности для АЭС. А Westinghouse подписала с «Турбоатомом» меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве, который предполагает увеличение мощности реакторов типа ВВЭР-1000 до уровня 110% от номинального.

О безопасности указанного проекта разговор отдельный, а вот цель подобной «доброты» Westinghouse совершенно ясна. Как подчеркнул генеральный директор «Турбоатома» В.Субботин, сотрудничество с Westinghouse и «Энергоатомом» предполагает и расширение программы импортозамещения. Т.е. вытеснения с Украины российской продукции и замены ее на продукт промышленного шпионажа – топливные элементы Westinghouse. Следует учесть, что ядерные технологии являются технологиями двойного назначения, потому сотрудничество с США означает разрыв сотрудничества с РФ, которое обеспечивает «Турбоатому» 60% заказов. И заменить Россию США не смогут, что будет означать банкротство украинского предприятия.

Самое страшное, что США при пособничестве своих марионеток превращают Украину в площадку для рискованных экспериментов на действующих реакторах.

Первые скандалы с использованием контрафактных топливных элементов на украинских АЭС разразились во время правления В.Ющенко, хотя на самом деле американцев на украинский рынок начал запускать еще Л.Кучма. Сотрудничество «Энергоатома» с Westinghouse началось в рамках межправительственного соглашения между США и Украиной от 2000 г. В активной зоне энергоблока № 3 Южно-Украинской АЭС с 2005 г. эксплуатируются топливные сборки двух производителей - ТВЭЛ и Westinghousе. После ряда аварий в 2012 г. Государственная инспекция ядерного регулирования Украины запретила использование топлива Westinghouse на отечественных АЭС.

Но февральский переворот дал американцам «зеленую улицу». 30 января 2014 г. «Энергоатом» и Westinghouse подписали дополнительное соглашение о расширении сотрудничества в области поставок ядерного топлива на атомные станции Украины до 2020 г. В феврале 2016 г. на Запорожскую АЭС была поставлена первая партия ядерного топлива компании Westinghouse. После лицензирования модернизированного ядерного топлива Westinghousе (ТВС-WR) Госинспекцией ядерного регулирования, которое ожидается весной 2016 года, «Энергоатом» намерен приобрести в Westinghousе 5 партий свежего топлива: 2 для ЮУАЭС и 3 - для ЗАЭС.

Это лишь по официальной информации, а фактически опасные эксперименты начали на украинских АЭС сразу же после смены власти, что сделало сводки об авариях на АЭС едва ли не ежемесячными. Среди самых крупных можно вспомнить взрыв на Запорожской АЭС в декабре 2014 г. и пожар на Южно-Украинской АЭС в январе 2015 г. В обоих случаях в работу АЭС вмешивались американцы. В Запорожье в июне 2014 г. на втором блоке ЗАЭС работали американские специалисты, не пускавшие туда украинский персонал. А возгоранию на ЮУАЭС предшествовали попытки США и Британии увеличить выработку электроэнергии на 5-7% путем вывода украинских реакторов в нештатный режим «управляемого разгона», что привело к забастовке работников станции.

Недавно украинское правительство посетила еще одна «светлая идея»: до 31 декабря ввести маневрирование энергоблоками атомных станций для суточного регулирования мощности объединенной энергосистемы. В связи с этим профсоюз работников атомной энергетики и промышленности Украины обратились с письмом к А.Яценюку, в котором говорится, что «эксперимент с привлечением энергоблоков украинских АЭС к выравниванию мощности объединенной энергосистемы может привести к катастрофе». Называя решение маневрировать реакторами преступлением, энергетики напомнили, что аналогичный эксперимент привел к Чернобыльской катастрофе.

Бьет тревогу и директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений В.Землянский, заявивший, что «если примут решение маневрировать атомными блоками, я советую уезжать из страны. Что может случиться с ядерным реактором, если начать маневрировать им, мы все видели в апреле 1986 года. Тогда в Чернобыле, по сути, отрабатывали вариант маневрирования реактором».

Дополнительную угрозу ядерной катастрофы создает износ атомных реакторов. Как подчеркнул эксперт по энергетической политике Национального экологического центра Украины А.Пасюк, «их эксплуатация - это уже эксперимент. Более того, на Южноукраинской АЭС используют топливо «Вестингауз». Это много – столько экспериментов одновременно».

Три энергоблока на Украине уже эксплуатируются сверх проектного срока службы, а в отношении 9 других Государственная инспекция ядерного регулирования Украины (ГИЯРУ) выдаст подобные разрешения к 2020 г.

Причем, согласно результатам независимого исследования, проведенного Национальным экологическим центром Украины, износ целого ряда элементов корпуса реактора энергоблока №1 ЮУАЭС уже в 10 раз превышает допустимые уровни. Проектный срок эксплуатации энергоблока № 2 завершился в мае 2015 г., в продлении нуждается и блок Запорожской АЭС.

Однако правительство запретило ГИЯРУ проводить по собственной инициативе хоть какую-нибудь проверку безопасности ядерных энергетических объектов по всей стране. Чтобы хоть как-то повлиять на обезумевшее правительство, Национальный координатор CEE Bankwatch Network И.Головко вынуждена была обратиться к руководству ЕБРР:

«Оставить ядерные объекты без государственного контроля – это чистой воды безумие. Это также явно нарушает условия предоставления кредита ЕБРР. Кредит был предоставлен в декабре 2014 года и сегодня для ЕБРР наступил важный момент, чтобы продемонстрировать свое влияние на украинское правительство в области ядерной безопасности».

Восстановить без помощи России украинские реакторы невозможно, вывести АЭС из эксплуатации – тоже. По данным Национального экологического центра Украины, минимальная стоимость вывода энергоблока из эксплуатации достигает более 660 млн. долл, а продление срока эксплуатации – около 375 млн. Но это не может продолжаться бесконечно, а сами реакторы становятся ядерными бомбами замедленного действия.

США же явно не собираются останавливаться. Как указывает американский журнал The National Interest, атомная промышленность США переживает кризис и теряет позиции на международном рынке. Если ситуация не изменится, американская атомная промышленность в целом и Westinghouse в частности утратят конкурентоспособность в сравнении с нынешними лидерами глобального атомного рынка – Францией и Россией, а также с новыми игроками, главные из которых – Китай и Южная Корея. Как говорится, нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради 300% прибыли.

Захватив Украину, Вашингтон получил возможность тестировать и доводить до товарного вида свои поддельные топливные элементы на «живых» реакторах, что категорически запрещено технологией. А судьба десятков миллионов украинцев и европейцев, которых могут уничтожить десятки новых чернобылей, ни американцев, ни киевский режим не интересует.

23 марта в Харькове Петро Порошенко и посол США Джеффри Пайетт приняли участие в контрольном пуске ядерной установки "Источник нейтронов", на сооружение которой американцы потратили $73 млн.

Выпрыгивая из штанов, Порошенко заявил, что Украина вносит свой вклад в развитие мировой ядерной энергетики, что позволит проводить на Украине современные исследования в различных областях науки и техники, разрабатывать практически весь спектр радиоизотопов для нужд медицины и промышленности, а также решать проблемы ядерной энергетики, продлевать сроки эксплуатации атомных электростанций.

Что тут скажешь?

Ольга Шелкова 

Страницы

ОПРОС

Отравят ли Кабимет министров в отставку 16 февраля 2016 года