News24UA - новости Украины, новости политики, самые свежие новости экономики, общества и криминала Новости сегодня в Украине  Верховная Рада Украины, новые законопроекты, комментарии украинских политиков и парламентариев, Новости криминала, новости Украины, новости украины сегодня, последние новости украины, новости часа, новости дня, новости онлайн, последние новости в украине

Общество

Кому в Запорожье мешает памятник самому знаменитому герою Войны

К 75-летию подвига младшего политрука Алексея Ерёменко

Этот знаменитый на весь мир снимок, сделанный корреспондентом фронтовой фотохроники ТАСС Максом Альпертом, впервые обнародован в 1948 году на выставке «Великая Отечественная война», где занял первое место и был удостоен Большой золотой медали. Макс Владимирович назвал его «Комбат», так как не знал, что на самом деле здесь запечатлён младший политрук Алексей Ерёменко, до войны – председатель колхоза им. А.Красина в с. Терсянка Червоноармейского (ныне Вольнянского) района Запорожской области.

По воспоминаниям М.В.Альперта, дело было так:

«Этот снимок я сделал в середине лета 1942 года под Ворошиловградом. Помню, разгорелся жестокий бой. После очередной артподготовки, надвинув каски на глаза, словно на параде, фашисты двинулись в психическую атаку. Я увидел, что невдалеке от меня поднялся во весь рост наш офицер. Успел нажать пуск камеры. Затем осколком разбило объектив. Когда я возился с разбитым фотоаппаратом, по цепи пронеслось: «Комбата убили!». Я был уверен, что это тот самый офицер. Ведь он первым поднялся, первым бросился под вражеские пули. Поэтому я и назвал свою фотографию «Комбат».

В понедельник 15 марта 1965 года снимок Альперта на 4-й странице опубликовал центральный орган КПСС газета «Правда» (№74 (17026)). Взяв в руки номер главной газеты Страны Советов с заметкой «Языком документальной фотографии», в которой речь шла о выходе в свет юбилейного фотоальбома «Великий подвиг», сын А.Г.Ерёменко Иван, в ту пору – заместитель председателя Орджоникидзевского (теперь Вознесеновского) районного Совета депутатов трудящихся г. Запорожья – мгновенно узнал на обложке альбома отца.

Показал снимок матери. «Та це ж наш татусь ріднесенький!» (укр.: «Да это ж папка наш родненький!») - воскликнула Евдокия Лукьяновна, и слёзы покатились по её лицу. Опознали Алексея Гордеевича также его односельчане и однополчане.

Тщательный сравнительный анализ фотоснимка «Комбат» с довоенными фотографиями Алексея Ерёменко, проведённый в 1967 году НИИ судебных экспертиз Министерства юстиции СССР, а в 2008 году - ФЦСЭ Минюста РФ, показал: «на фотоснимке «Комбат» и 3-х фотоснимках мужчины, представленных для сравнения, изображено одно и то же лицо» (вывод акта экспертного исследования № 2342/07 от 15.09.2008, Федеральный Центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации). Главный эксперт ЛСТЭД, доктор юридических наук, профессор, имеющий специализацию «судебно-портретная экспертиза» и стаж работы по специальности с 1966 года, Александр Михайлович Зинин свои заключения обосновал следующим образом: «Сумма идентификационных значимостей, выделенных для изучения признаков внешности на сравниваемых фотоснимках, составляет более 8 единиц, что существенно больше принятой по данному методу суммы идентификационных значимостей – не менее 6 единиц при положительном выводе о тождестве».

После того, как снимок перепечатали многие ведущие издания планеты, младший политрук Алексей Ерёменко, неудержимым порывом поднимающий в атаку бойцов, навсегда стал символом несгибаемой отваги и мужества советского солдата, вставшего на защиту Отечества. В этом снимке, гениальном в своей лаконичной простоте, запечатлено величие духа нашего народа, разгромившего самого страшного за всю его историю врага. Недаром мл. политрук Ерёменко изображён на юбилейной монете достоинством 10 рублей (2000 г.), которую Банк России выпустил в специальной серии, посвящённой 55-летию Победы*.

 

Это первая из серии биметаллических монет «50 лет Великой Победы». Официально она называется «Политрук». Её диаметр 27 мм. 

Центр – белый медно-никелевый сплав (мельхиор), окружающий его диск – латунный (жёлтый медно-цинковый сплав). Тираж монеты – 20 млн. экз.

Кроме него, столь высокой чести удостоились только маршал Георгий Жуков, принимавший 24 июня 1945 года Парад Победы на Красной Площади в Москве, и генерал-лейтенант Кузьма Деревянко, подписавший 2 сентября того же года на борту американского линкора «Миссури» Акт о безоговорочной капитуляции Японии.

12 июля с.г. исполнится 75 лет с того самого дня, как А.Г.Ерёменко совершил геройский поступок, обессмертивший его имя и образ в веках. В преддверии этой незабываемой даты все добропорядочные люди, чтущие ратную доблесть своих дедов и отцов, обязаны отдать дань уважения памяти Алексея Гордеевича.

Вся его биография укладывается в один короткий абзац. Родился 18 марта 1906 года в с. Просяное Васильковского уезда Екатеринославской губернии. В 1920-1921 гг. трудился ремонтным рабочим на станции Криничная. С 1921 по 1928 год батрачил в с. Бочарово Софиевского района Днепропетровской области. 1928-1933 гг. – колхозник в колхозе «Авангард», 1931-1934 гг. – там же бригадир, 1934-1935 гг. – там же парторг, с 1935 года – председатель передового колхоза им. А.Красина в с.Терсянка, трижды отмеченного наградами Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве. Несмотря на то, что имел бронь от призыва в армию, с первых дней войны Алексей Ерёменко рвался на фронт.

14 июля 1941 года добился мобилизации.

В Запорожье закончил ускоренные курсы подготовки политработников. Довелось с боями прорываться из окружения и даже (в феврале 1942 года) числиться «пропавшим без вести». Последнее место службы и последняя должность – младший политрук 5 роты 2 батальона 220-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии 12-й армии Южного фронта.

На момент гибели Алексею Гордеевичу исполнилось 36 лет.

Вместе с женой он воспитывал сына и трёх дочерей. Для таких, как он, Советская власть была, как теперь принято выражаться, социальным лифтом.

Поэтому в войне с еврофашизмом ему действительно было что терять.

Даже известный в Запорожье публицист Леонид Сосновский (Романовичев), пламенный антисоветчик-антикоммунист, в своей давней статье, посвящённой памяти А.Г.Ерёменко, вынужден был выдавить из себя такое признание: «Он, пожалуй, наиболее популярный в мире символ Великой Отечественной войны советского народа. Планета, для которой эта война была Второй мировой, вглядываясь в черты лица, в мужественную и динамичную фигуру нашего земляка, начинает понимать, почему этот народ сумел победить» (Еженедельник «Перекур», 19.06.03).

Поражает воображение уже сама история снимка под условным правдинским названием «Комбат». Как уже отмечалось, М.В.Альперт запечатлел А.Г.Ерёменко за несколько минут до того, как немецкая пуля пробила сердце героя.

Случилось это на колхозном поле вблизи села Хорошее Славяносербского района Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Вскоре после этого осколок снаряда повредил фотокамеру. Каковы же были изумление и радость журналиста, когда, проявив плёнку, он обнаружил, что снимок цел. Однако в силу неизвестных нам причин публиковать его сразу автор не стал. А когда в феврале 1943 года в Красной Армии ввели погоны, то помещать снимок с прежними знаками различия отказалась сама редакция армейской газеты. Так и пролежал он в безвестности почти 20 лет.

Но вернёмся на Хорошевское поле. Надо сказать, день 12 июля 1942 года выдался жарким во всех смыслах. Вермахт рвался к Волге и Кавказу – на Сталинград. 220-й стрелковый полк держал оборону в 35 километрах западнее Ворошиловграда, на линии стародавнего Бахмутского шляха (ныне автотрасса Луганск-Артёмовск(Бахмут)).

Отражая 11-ю, если считать с утра, атаку противника, тяжёлое ранение получил командир роты старший лейтенант И.Петренко. Командование взял на себя мл. политрук Ерёменко. Под его началом отбиты ещё две атаки, после чего немцы подвергли позиции нашей пехоты ожесточённой бомбёжке и артиллерийскому обстрелу. Затем при поддержке танков немцы предприняли новое массированное наступление. Но и оно тоже захлебнулось. За этот подвиг многие наши бойцы заплатили своими молодыми жизнями. Оборвалась жизнь и Алексея Ерёменко.

И вот что тут обращает на себя особое внимание. Алексей Гордеевич пал смертью храбрых за две недели до того, как вышел приказ №227 Верховного Главнокомандующего («Ни шагу назад!»). То есть в самый тревожный период Великой Отечественной войны, когда перелом в ней далеко ещё не наступил, когда наши войска с тяжелейшими боями и потерями отходили всё дальше на восток, когда иные маловеры уже поставили крест на судьбе своей Родины.

А потомственный хлебороб Алексей Ерёменко, отец четырёх мал-мала-меньше детей, ничего в тот момент не ведавший об участи своей семьи (живы ли, успели ли в эвакуацию?), всегда свято верил и знал, что враг будет разбит и победа будет за нами.

Он не позировал перед объективом. Не прикидывал: дай-ка, мол, совершу геройский поступок.

Вообще вряд ли даже заметил, что вот прямо сейчас его будут снимать для армейской газеты. Просто, как и подобает старшему по званию, в решающий момент поднялся во весь рост и увлёк за собой на врага своих боевых побратимов. Потому что всегда был именно таким, каким видим его на снимке М.В.Альперта (к слову, сам Макс Владимирович считал этот снимок лучшим из всех тех, которые он когда-либо сделал).

Сохранились свидетельства очевидцев, на глазах у которых погиб политрук. В частности, его однополчанин, бывший председатель Токмакского горисполкома Запорожской области подполковник запаса Василий Верозубчак, служивший в оперативном отделе штаба 4-й СД, вспоминал, как 12 июля 1942 года его послали уточнить положение дел в 220-м полку, связь с которым в тот момент прервалась.

По прибытии на место Василий Севастьянович (на тот момент старший лейтенант) увидел, что штаб полка и батальона разбомбили и что в живых остались немногие.

«На нас обрушился шквальный артогонь. Первую атаку мы отбили. Но во время второй дрогнул правый фланг дивизии.

Бойцы начали отходить. Мы были оглохшие, ослепшие, у многих текла из ушей кровь – полопались барабанные перепонки! Я получил приказ комдива восстановить положение, остановить солдат, ибо ситуация создалась критическая. Бегом бросился навстречу отступающим.

И тут увидел Ерёменко.

Он тоже бежал наперерез бойцам. «Стой! Стой!»,- кричал он. Мы залегли. Собрали вокруг себя людей. Немного нас было, горстка. Но Ерёменко решил контратаковать, чтобы восстановить положение.

Такое не забывается.

Он поднялся во весь рост, закричал, бросился в атаку. Мы ворвались в траншеи, завязалась рукопашная. Дрались прикладами, штыками. Фашисты дрогнули, побежали. Вскоре в одной из траншей я увидел Ерёменко.

Он медленно падал.

Я подбежал к нему и понял, что в помощи младший политрук уже не нуждается» (цит. по: Леонид Шемета. «Кто же все-таки был легендарным комбатом?». Еженедельник «2000», 9.05.2008).

Всего же очевидцами гибели А.Г.Ерёменко были не менее трёх человек, в т.ч. санитар 5-й роты А.М.Макаров и ездовой 5-й роты В.М.Московка, хоронивший Алексея Гордеевича в противотанковом рву. К счастью, Александр Михайлович и Виктор Михайлович успели оставить письменные свидетельства о его героическом поступке.

Можно, конечно, задним числом сомневаться в том, что он погиб с кличем на устах «Коммунисты, за Родину, за Сталина, за мной – вперёд!», как о том свидетельствует председатель совета ветеранов 4-й Бежецкой ордена Суворова 4-й стрелковой дивизии Борис Петрович Лебедев, в июле 1942 года – наводчик пулемёта «Максим».

Но с каким же ещё кличем политработники поднимали бойцов на смертный бой?

Несмотря на множество ходатайств со стороны ветеранских и других общественных организаций, наш знаменитый на весь мир земляк так и не удостоен звания Героя Украины (посмертно).

Не сделано этого ни в 2010 году, к 65-летию разгрома нацистской Германии, ни в 2011 году, к 70-летию начала Великой Отечественной войны, ни в 2012 году, в канун 70-летия подвига Алексея Ерёменко. Тем более не сделает этого нынешний режим.

В 2010 году городская власть Запорожья в лице тогдашнего мэра Евгения Карташова объявила 12 июля общегородским Днём памяти младшего политрука Алексея Ерёменко. А ровно через год она же, но уже в лице нового на тот момент городского головы Александра Сина начисто позабыла об этой «славной патриотической традиции». И лишь громкие протесты со стороны неравнодушной общественности заставили власть предержащих восстановить справедливость.

Митинги памяти А.Г.Ерёменко проходят возле памятника «Комбат», который является архитектурной и смысловой доминантой Аллеи Славы, расположенной аккурат напротив горсовета и горисполкома. В силу понятных причин масштаб мемориальных мероприятий с каждый годом становится всё скромнее. Тем не менее, отдадим должное председателю Вознесеновкой РГА г. Запорожья Андрею Звягинцеву, в прошлом году митинг прошёл на вполне достойном уровне – опять же с поправкой на нынешнее время.

Между тем идеологические «тучи» вокруг монумента и самой памяти Алексея Ерёменко стали сгущаться задолго до пресловутой «декоммунизации» - в расцвет эпохи Януковича.

Вскоре после того, как Син проигнорировал День политрука Ерёменко, тогдашняя городская власть передала 82-летнему (на тот момент) сыну героя такой «привет», от которого тот долго не мог прийти в себя. «Уважаемый Иван Алексеевич! – говорится в адресованном ему письме Орджоникидзевской РГА (22.08.2011, исх. № 0442/01-13). – В исполнительный комитет Запорожского городского совета обратилась Запорожская областная организация ВО «Свобода» относительно изменения надписи под монументом «Комбат», расположенного на Аллее Боевой Славы.

Просим Вас рассмотреть письмо ЗОО ВО «Свобода» (прилагается), по результатам чего предоставить районной администрации свои доводы и, при наличии, письменные материалы по данному вопросу. Полученные материалы будут направлены в адрес исполнительного комитета Запорожского городского совета для рассмотрения вопроса изменения надписи под монументом «Комбат»… на заседании рабочей группы по вопросам городской топонимики».

Видите ли, в своей «заяве» на имя городского головы главарь местных «тягныбоков» Виталий Подлобников силится доказать, будто бы на знаменитом снимке Макса Альперта изображён «не комбат, не политрук, не А.Г.Ерёменко». Стало быть, его имя, столь ненавистное врагам исторической правды, «надо удалить с постамента».

И хотя вызывающим «вымогам» (укр. «требованиям» - С.Г.) в тот момент хода не дали, не факт, что не дадут в обозримом завтра. Особенно с учётом персонального состава нынешнего депутатского корпуса Запорожского горсовета, а также городской исполнительной власти, сформированной «Оппоблоком» (мэр – представитель «Запорожстали», т.е. «ахметовских», Владимир Буряк).

Не берусь утверждать, будто «системой аргументов» Подлобникова вооружил коллектив широко известных в наших здешних краях учёных мужей под руководством доктора исторических наук профессора Фёдора Турченко (научный руководитель), которые двумя годами позже издали увесистый труд «Запорізький рахунок Великій війні» («Запорожский счёт Великой войне» - З.: «Просвіта», 2013.- 416 с.).

Вполне допускаю, что до озвученных им «высновкив» (укр. «выводов») пан Виталий додумался сам. Тем не менее совпадение настроений, присутствующих в его «заяве» и в вышеназванном коллективном труде, вполне очевидно. Да и 6-я глава «Запорожского счёта…» носит характерное название «Легенда о Комбате».

А что такое «легенда»?

Почти то же самое, что и небылица, миф. Как показывает практика, появление подобных писаний нередко является своего рода артподготовкой перед фронтальной идеологической атакой на тот или иной неугодный «демократам» «пережиток тоталитарного прошлого».

Даром что ли всё тот же Турченко уже этой весной издал отдельную книгу с характерным названием «Миф о «Комбате» глазами историка».

Не имея здесь возможности вступать в детальную полемику с вышеназванными гражданами (глава, посвящённая «развенчанию легенды» об Алексее Ерёменко, занимает 15 страниц), отмечу: проделанная ими кропотливая работа нуждается в тщательной перепроверке всех приведённых расчётов и контрдоводов. Это касается как «анализа фотографии с чисто профессиональной, «фотографической» точки зрения» (сс. 125-127 указ. соч.), так и ссылок на выложенную в интернете работу Александра Попова «Обережно! Вірус «Комбат»! або політрукотворчість» («Осторожно! «Вирус «Комбат»! или политрукотворчество»).

В частности, по утверждению автора данного текста, 220-й полк 4-й стрелковой дивизии 12-й армии Южного фронта, в составе которого служил мл. политрук Ерёменко, 12 июля 1942 года никак не мог держать оборону в районе с. Хорошее, так как, согласно боевого распоряжения №118 от 10.07.1942 штаба 349-й СД, тоже входившей в состав 12-й армии, «с наступлением темноты дивизия переходит в район Сокольники, Крипаки, Хорошее, Черкасское, имея задание занять оборону укреплённого района». То есть, по логике разоблачителя, на 10 июля в этом укрепрайоне других наших войск не было. Похоже, он просто не понял, что части 349-й СД заняли позиции по соседству с позициями 4-й СД.

Между тем чуть ранее тот же Попов цитирует оперативную сводку командования Южным фронтом, датированную 8 часами утра 13 июля 1942 года: «12-я армия, в течение 12.7 оставаясь на занимаемых рубежах, успешно отражала атаки противника. 4-я СД к утру 13.7 выходила для занятия нового рубежа обороны…». Иными словами, весь день 12-го числа эта дивизия оборонялась. Не в окрестностях ли села Хорошего?

В противном случае получается, что все очевидцы гибели А.Г.Ерёменко, а также экс-командир 4-й СД Герой Советского Союза генерал-лейтенант Иван Рослый зачем-то лгали насчёт её реальных обстоятельств.

Точно так же якобы «фантазировали» журналисты Виктор Бакуменко и Борис Комм, которые в ходе раскопок противотанкового рва на Комиссаровом поле, ставшем братской могилой для наших павших 12 июля 1942 года бойцов, обнаружили капсулу с запиской, где сказано, что капсула принадлежит А.Г.Ерёменко, 1906 г.р., призванному 14.07.1941 Червоноармейским райвоенкоматом. Да и квалификация эксперта А.М.Зинина, получается, «так себе». Отсюда риторический вопрос: не слишком ли много берут на себя ретивые «обличители»?..

Иван Алексеевич – полковник-артиллерист в отставке; после хрущёвского сокращения Вооружённых Сил СССР работал на крупных партийных, советских и хозяйственных должностях в Запорожье; ему было 36 лет, когда он узнал своего отца на снимке в «Правде»; его сын Андрей Иванович, внук Алексея Гордеевича – тоже кадровый военный (ныне на пенсии); своими силами и за свой счёт И.А.Ерёменко издал две книги, посвящённые памяти его прославленного отца – «Жизнь – подвиг» (З., ООО «ИПО «Запорожье», 2007, 128 с.) и «Шаг в бессмертие» (З, 2013, 224 с.), в которых содержится максимально полный фактический материал об Алексее Гордеевиче.

И, наконец, ещё один красноречивый штрих из биографии героя. Поскольку мы общаемся с Иваном Алексеевичем Ерёменко довольно часто (ему уже 88 лет), однажды я поинтересовался у него, уместно ли писать его имя в заздравных записках, подаваемых в церкви? Иван Алексеевич утвердительно кивнул.

«Так Вы крещены! А как же тогда партийность Вашего родителя?» ,- поинтересовался я.

«Мама крестила меня втайне от отца. Но ведь нет ничего тайного, особенно в селе. За потерю, так сказать, революционной большевистской бдительности отца круто «пропесочили» на партсобрании. Однако земляки дружно отстояли его, не дали выгнать из партии».

Да и сам Алексей Гордеевич был, конечно же, крещён. Парадокс в том, что, будучи по должности атеистом, он в решающий момент своей жизни, в момент истины явил ярчайший пример однозначно христианской любви к ближнему. И действительно, «нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ио. XV, 13).

…Вот уже без малого 75 лет Алексей Гордеевич вместе с ещё 132-мя своими однополчанами покоится в братской могиле, вырытой у кромки поля, на котором они приняли свой последний бой. К 9 мая 1980 года на этом месте был открыт величественный монумент работы скульптора И.Чумака, архитекторов Т.Довженко, В.Тищенко и И.Шеховцева, воспроизводящий знаменитое фото. Само же хорошевское поле в народе стали называть «комиссаровым».

Поразительный по силе своего символизма знак! Ведь тот, кого весь мир знает по снимку «Комбат», был потомственным хлеборобом.

Память о геройском нашем земляке достойно увековечена и в селе Терсянка на Вольнянщине, и в райцентре Токмак, и в Запорожье. Галерею памятников советским воинам-освободителям на Аллее Славы в областном центре венчает скульптурная композиция (горельеф) «Комиссар», созданная по мотивам знаменитого снимка и открытая 9 мая 1975 года.

Улицы его имени в казачьем стольном граде нет.

Появится ли? Бог весть. Не при нынешнем режиме, это точно.

Строго говоря, зримый знак высшего официального признания его героического подвига нужен ведь не самому А.Г.Ерёменко.

Это нужно всем нам, живым.

Хотя бы затем, чтобы без стыда смотреть в глаза друг другу.

Если, конечно, мы всё ещё способны надавать по рукам разного рода «умникам», норовящим опорочить светлую память Алексея Гордеевича и осквернить монументы, посвящённые ему.

Есаул Сергей ГРИГОРЬЕВ,

начальник пресс-службы Казацкого Войска Запорожского Низового,

член Союза русских журналистов и литераторов

 

 

УВАЖАЕМЫЕ КОММЕНТАТОРЫ!
Редакция News24UA предлагает читателям издания оставлять свои комментарии под материалами на наших страницах в соцсетях:

Комментаторы, которые будут допускать оскорбления в отношении других участников дискуссии, будут забанены модератором без дополнительных предупреждений и объяснений.

 

 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
 

СТАТЬИ РАЗДЕЛА ОБЩЕСТВО

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Фильмы в кинотеатрах на KINOafisha.ua.
TVgid.ua - телепрограмма всех каналов.
Сайт Sinoptik.ua - самые точные прогнозы погоды в Украине
Актуальные последние новости на украинском портале ukr.net.
Работа в Харькове и других городах на JOB.ukr.net.