Форма поиска

Как правило, подобные заявления воспринимаются скептически. Мол, сколько раз уже объявляли прекращение огня, а все равно стреляют.

Но завтра должна заработать принципиально новая схема, идти на которую украинская сторона отказывалась несколько месяцев, но, в конце концов, согласилась.

Схема в себя включает:

1. Запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также запрет на использование любых видов летательных аппаратов сторон (то есть, запрет дронов);

2. Запрет на применение огня, включая снайперский;

3. Запрет на размещение тяжелого вооружения в населенных пунктах и их окрестностях, в первую очередь на объектах гражданской инфраструктуры;

4. Применение дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня и уведомление о них координатора ТКГ, который уведомляет об этом всех ее участников;

5. Создание и задействование координационного механизма по реагированию на нарушения режима прекращения огня при содействии СЦКК в действующем составе;

6. Ответный огонь в случае наступательных действий допускается только в том случае, когда он открыт по приказу соответствующего руководства Вооруженных сил Украины и руководства вооруженных формирований ОРДЛО после безуспешной попытки использовать вышеупомянутый координационный механизм. Об издании таких приказов будет уведомлена ТКГ;

7. Вышеупомянутые меры не могут быть полностью или частично дезавуированы никакими другими приказами, в том числе секретными.

И главное - все эти меры должны быть введены в действие специальными приказами по ВСУ и "ДНР-ЛНР". Раньше таких требований к перемириям не было. 

Наличие приказа о запрете на военные действия и обстрелы - серьезный сдерживающий фактор для тех, кто решит нарушить перемирие: нарушение приказа влечет за собой ответственность вплоть до уголовной. 

Естественно, при желании на это закроют глаза. 

Но в случае каких-то накладок наличие запрещающего приказа делает крайним того, кто открыл огонь. 

Что поубавит пыл многих непосредственных исполнителей обстрелов: ведь их в итоге могут сделать "стрелочниками" - свалив на рядовых солдат ответственность за срыв перемирия. 

Также не секрет, что большинство стычек на линии разграничения вызваны попыткой зайти в "серую зону". Недавний случай - гибель украинских морпехов под Зайцево, где они, по признанию командования ВСУ, проводили разведку. 

Подписанные меры ставят подобные акции вне закона, и теперь противоборствующим сторонам будет сложнее объяснить, почему они эвакуируют тела погибших солдат далеко от своих позиций. 

Такой подход прямо противоречит концепции «партии войны», которая гласит, что полное прекращение огня на Донбассе «не выгодно» Украине, так как без постоянных сводок об обстрелах и потерях мировое сообщество быстро «забудет» о конфликте, а украинская сторона якобы этим покажет, что «смирилась» с потерей территории (сторонники этой концепции как-то умалчивают, что обязательства прекратить огонь обе стороны конфликта, включая Украину, взяли на себя еще в феврале 2015 года при подписании Минских соглашений). 

Подобная концепция «полезности ограниченного кровопускания» преобладала при Порошенко. Сохранилась она и при Зеленском.

По этой причине Украина еще с марта месяца отказывалась согласовывать дополнительные меры по прекращению огня и пошла на это лишь сейчас. Почему?

Видятся две причины.

Первая – вал обвинений со стороны России в том, что Украине де-факто вышла из Минских соглашений, на которые в конце концов были вынуждены реагировать Германия и Франция. С их стороны и пошли настоятельные рекомендации Киеву согласиться на дополнительные меры.

Вторая – приближение выборов. Зеленскому нужно предъявить хоть какой-то результат по миру на Донбассе. Поэтому и решили продемонстрировать «прорыв». Хотя бы временно. А потом, после выборов, в случае чего, можно вернуться к прежней стратегии.

Это уже вызвало вал негатива со стороны «партии войны». 

Зеленского обвиняют в предательстве и капитуляции и выражают надежду, что на передовой подразделения ВСУ будут игнорировать эти «капитулянские приказы» и «найдут способы продолжить исполнять свой долг» (то есть, воевать). 

С учетом таких настроений, конечно же, нельзя говорить о том, что меры, вступающие в действие с завтрашнего дня, гарантированно положат конец обстрелам и гибели людей.

К сожалению, нет. Это, безусловно, важный шаг. Но шаг тактический.

Стратегически же вопрос прекращения войны может быть решен только через политической урегулирование. 

Потому что когда друг против друга стоят две многотысячные армии очень трудно добиться того, чтобы они не стреляли.

Пример конфликта между Арменией и Азербайджаном, который продолжается и сейчас, спустя 30 лет после начала войны, тому подтверждение.

 

 

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ: